Себу

Над Капитолем, правительственным учреждением Себу, мягко меняет краски небо, перетекая из нежно-розового в вечерне-синий. В воздухе, пробиваясь сквозь копоть вечных пробок, разносится пряный приятный запах какого-то растения, знакомый мне по Таиланду.

Я стою на остановке, и, обтекаемый толпой, ожидаю филиппинку по имени Мия, размышляю об увиденном за эти дни, и впитываю эту теплую шумную реальность. (далее…)

Иринг

По шумной улице несутся мимо Капитолия разноцветные маршрутки-джипни, набитые мокрыми то ли от пота, то ли от начинающегося дождя телами. Над цветастым потоком из джипни, машин и мотоциклов нависают громадины недостроенных зданий, частично одетые в зеленую защитную сетку.

Я сижу на мешке из-под мусора и полудремаю. Мне около месяца от роду. У меня лопухастые большие уши и грязноватая шерстка. Зовут меня Иринг. (далее…)

Перелет

Если вы когда-то надумаете скакнуть из Осаки на Филиппины, и даже если у вас в паспорте будет красоваться новенькая филиппинская виза, учтите, что без обратного билета на посадку вас не выпустят. Не повторяйте моей ошибки. Иначе вам, как и мне, придется на ходу бронировать первый попавшийся дешевый билет и догонять толпу филиппинцев, умчавшихся на посадку.

Как итог, у меня есть билет в Гонгконг, и на рейс меня выпустили. До свидания, Япония, уникальный остров глубоководных интровертных рыб, плавающих в темных глубинах своего такого непохожего ни на что сознания. (далее…)

Нара

Если сесть на поезд на станции Намба в Осаке, и проехать около сорока минут, то можно обнаружить себя на родине японского дзен-буддизма, в городке Нара, в компании прожорливых и милых попрошаек оленей.

Мы с японкой по имени Адзу именно этим и занимаемся, вовсю обнаруживаем себя в этой дружелюбной компании. Адзу значит по-японски абрикос. (далее…)

Немного философии и десерт

До какого-то момента сознание уютно ютилось в растениях и животных. Конечно, это не было сознанием в человеческом понимании этого слова. Но назовем его так. В какой-то момент, уже на человеческом этапе, сознанию стало тесно и оно выплеснулось наружу. (далее…)

Кавайное изучение украинского алфавита

Иногда мне кажется, что не мы живем во времени, а время проживает себя через нас, проявляется, открывая слой за слоем новых нас. И мы ходим одновременно по этой Планете, каждый в своей реальности, а потом уступим место новым детям времени. Так размышляю я, прогуливаясь по утренней Осаке и рассматривая прохожих.

На сегодня я приглашен местной учительницей английского Этсуко на ее уроки. Она подбирает меня у станции метро и мы едем на перломутрово-зеленой коробочке в ее школу. Пользуясь случаем, я спрашиваю у нее, почему машины в Японии такие маленькие и квадратненькие. (далее…)

Окономияки

Города порой напоминают мне бетонные многоэтажные клетки для человекообразных животных. Из них не сбежать. Разве что, в другую клетку, поменьше или побольше проще или комфортнее. По одной из таких клеток я и разгуливал сегодня. Чистейшей, напичканной всевозможными техническими новинками, пахнущей краской и свежим ремонтом Осаке.

И общался с японкой по имени Хина и ее бойфрендом, англичанином Патриком. (далее…)

Неожиданная прогулка

О чем я жалею, так это о том, что не записывал свои впечатления в предыдущих путешествиях, оставляя их на потом. А напрасно, ведь с пылу-жару они гораздо вкуснее. Чего стоил Иран, с его дружелюбными людьми, зороастрийским волшебным Йаздом и башнями тишины, куда относили мертвых, или Шираз с его роскошными базарами и мечетями с мозаикой разноцветных стекол. Или Индия, царство его величества Хаоса, мой йога-тичер курс в Ришикеше, полутибетская Дхарамсала и буддийские церемонии в резиденции Далай Ламы, и Ауровилль — город-мечта человечества, несбывшаяся мечта. И я напишу о них, пусть более аналитично и ретроспективно. А сейчас я проживаю свой японский опыт. (далее…)

Кои

Сегодня я гулял по Хиросиме, отыскивая среди серых безликих кварталов зеленые оазисы. Сначала я направился в Хиросимский замок. Естественно, он был разбомблен в августе 45 года, как и весь город. Но японцы отстроили его во всем великолепии, из дерева, с пятиэтажной смотровой башней, и музеем, расположившимся в ней. (далее…)

Хиросима

Это будет нелегкий текст. Сегодня я ходил в музей. Называется он мемориальный музей мира, но целиком и полностью посвящен войне. Увиденное в очередной раз заставило усомниться в адекватности, а также в долговременности рода человеческого. (далее…)

Из Киото в Хиросиму

Ночной автобус из Киото в Хиросиму оказался на удивление комфортабельным. Хотя, почему на удивление, это же Япония. Пол с подогревом, что-то типа чехла, открывающегося над головой и затемняющего пространство, тишина и супер вежливый водитель, который объснил, где и когда будут остановки по пути. Прождав пару часов на маленькой станции по прибытию пока рассветет, я наблюдал за тем, как работали две японки — сотрудницы автобусной компании. Они выходили на улицу в утреннюю сырость, встречали все автобусы, кланялись и приветствовали пассажиров. (далее…)

О Бесцельности

Боже, до чего же замечательно писать не оптимизированные, не монетезированные, ничего не продающие и не предлагающие тексты, а просто скользить мыслью по белизне листа и свободно отражать все то, что хочет быть отраженным. Без целей и задач, а просто потому, что хочется. Или не писать.

Мийю

Основное для меня в путешествиях это ни достопримечательности, ни еда и ни архитектура. Нет, это все важно конечно, но при одном условии. Если есть живой, человеческий контакт. Тогда все вышеперечисленное окрашивается эмоциями и играет совсем другими красками, переливаясь и открывая тысячи полутонов и оттенков незнакомой реальности.

Сегодня эта ниточка, связывающая меня с японской действительностью есть. И я по-тихоньку рассматриваю ее. Высокая, как для японки, со светлыми, почти янтарными глазами, Мийю вежливо кивает и улыбается. На улице дождь, а мы собрались в самый, пожалуй, известный синтоистский храмовый комплекс в Киото, Инари. (далее…)

Полюса

Год назад я был в Индии. Ровно год. А сейчас снова конец октября, и я в Японии. До чего же разные выдались концы октябрей, как два полюса, на одном из которых Хаос Индии, а на другом Порядок Японии. Полная противоположность. Индусы просто позволяют Хаосу быть и подстраиваются под него, уже тысячи лет. Японцы же упорядочивают реальность, культивируя Порядок во всем и поклоняясь ему. И до чего же разные у них реальности. (далее…)

Фуздияма

Я лежу в своей комнате в Киото и вдыхаю удушливый запах татами. Напоминает он нечто среднее между прелой травой и сырой рыбой. Не знаю, все ли татами так благоухают или мне достался особо пахучий, но окно распахнуто и в комнату заходит свежий, сыроватый воздух древней столицы Японии. (далее…)

Хаконе

Еще вчера я бродил по сырому Токио и рассматривал геометрическую правильность зданий и черно-белую серость людей. На одной из улиц, на подходе к буддийскому храму, расположился базар со всякой экзотической всячиной.

На нем, в витрине одного из магазинчиков грусно, но упорно бежал в колесе ежик, цокая когтистыми лапами по прутьям. (далее…)

Столица Австралии

Пасмурное утро просачивается через оранжевую плотность штор, по крыше тарабанит первый апрельский дождь, и я совсем не хочу выбираться из кровати. Вот сейчас встану, выйду и пойду бродить по этому новому дивному миру-рынку, вольюсь в бинарность продам-куплю, потреблю все то, что от меня хотят, принесу прибыль – вот и день, вот и смысл. Нет, не хочу вставать. И я переворачиваюсь на другой бок.

Дождь затихает, сквозь молочное небо просматривает невидимое солнце, заглядывает ко мне в комнату и приглашает в день.

— Зачем? – спрашиваю я.

Но оно лишь улыбается, заполняя собой все формы. И мой сегодняшний смысл тоже наполняется его светом, понятным и нужным.

— Мы отправляемся путешествовать!  – поет что-то внутри. – Во времени! (далее…)

Первый день весны

Первый день весны. Я сижу в аэропорту и ожидаю свой рейс. Проплыть час по воздуху над морем, пронырнуть через гряды облаков, и я дома. Прощай, город, в котором встречаются Европа и Азия. Или до свидания?

Пару недель бродил я по узеньким улочкам Каракея, пил чай (с твердым ч) в обед и айран по вечерам, разгуливал по Галатскому мосту и смотрел, как самозабвенно дирижируют удочками виртуозы рыбаки под одобрительные крики чаек, а в один из погожих деньков переправился на катере через Босфор и нанес визит дружелюбным котам Кадикея на Азиатской стороне Стамбула. Одним словом, примерял на себя этот город или, скорее, прислушивался к турецкой части своей души. (далее…)

Крыша Мира

— Устал? – Харка оценивающе смотрит на мой рюкзак и улыбается своей мягкой улыбкой.

— Нет! – и я не обманываю. Я полон сил, над горами всходит солнце, на деревьях алеют цветки рододендрона, мир прекрасен и полон неизведанного. Мы в пути уже два часа. Тропа виляет между холмами, воздух немного прохладнее, чем в аллее Катманду, и гораздо чище.

Через час мы останавливаемся в придорожном кафе. Это небольшой глиняный дом с традиционной печной кухней внутри и деревянным столом и скамьями снаружи. Мы усаживаемся за столом под двумя высокими рододендронами и пьем масала-чай из бежевых чашек с коричневым узором. Они очень удобны тем, что их не нужно мыть: все скрывает узор. (далее…)

Реинкарнация

— Вон туда откатывай, — указывал рукой направо коренастый человек в белой рубашке. – Тут все должно быть чисто.

Ной удивленно смотрела на него, но двигать свою тележку не спешила. Она работала здесь, у магазина 7-11, уже второй год и никогда никому не мешала. Чуть правее ее сестра, недавно приехавшая из далекой провинции Удон Тани, продавала свежие фрукты, а дальше, за аптекой, было свободно. Но торговать там не имело смысла, потому что все останавливались у 7-11.

— Ты что, оглохла? – начал злиться коренастый. – Двигай,  давай. (далее…)

Фаранг Мэнгкрапрун

What would an ocean be without a monster lurking in the dark?

It would be like sleep without dreams.

 ― Werner Herzog

Я сижу на каменном парапете и смотрю на океан. Он древнее, чем суша, и полон тайн и сновидений времени. Одно из этих сновидений мне предстоит увидеть совсем скоро. Но я об этом не догадываюсь, болтаю босыми ногами, впитываю тепло, исходящее от камня, и мысленно дрейфую.

Я приехал в Таиланд неделю назад. Уже который раз тут, но сейчас с намерением остаться надолго. И намерение это уже реализовалось. Сегодня утром я прошел интервью в универе, в городе  Хуа Хин, и был принят на работу в качестве преподавателя английского. Интервью проводил тощий длинный голландец по имени Ханс с умным лицом и эксцентричными манерами. Он заведовал English department, говорил на пяти языках и, когда я вошел в комнату, бойко болтал на тайском с Кун Ой, начальницей отдела кадров. (далее…)

Беспечный ездок

До границы оставалось несколько километров, когда автобус остановился и подобрал девушку неопределенного возраста. Она тут же завязала со мной беседу, поскольку в салоне кроме меня никого не было. Выяснилось, что она из Лаоса и едет домой. По-английски она говорила слабо, но была дружелюбна, хотя и хитровата.

Я рассматривал буйную растительность за окнами, холмы на горизонте и вспоминал вчерашние опиумные грезы. То есть не мои конечно, а те, что я увидел в Музее Опиума в Золотом Треугольнике, там, где желтый Меконг разделяет (или объединяет?) Таиланд, Лаос и Бирму. Музей этот вовсе и не музей, а дворец Опиума, в котором можно посмотреть чужие опиумные сны, узнать об истории опиумных войн и ощутить причудливую, фантасмагорическую мощь, таящуюся к коробочке мака. (далее…)

Прокураторы

Мы стоим на крыльце областной прокуратуры и нервничаем. Мэф курит одну сигарету за другой, а я переминаюсь с ноги на ногу. Тело, привыкшее за лето к свободе, протестует против рубашки с длинным рукавом и уж тем более колючего костюма. Полуденное солнце припекает. На дворе первый день сентября и наш первый рабочий день. Мы больше не студенты, а сотрудники большой и сильной организации, как называет ее Мэф. Ну, или почти сотрудники. Мы ждем прокурора области, который выдаст нам удостоверения. Мэф в приподнятом настроении: он давно хотел стать частью этой самой организации. Светлые глаза его блестят, он весь в нетерпении. Ну, а я… (далее…)

Таиланд. Отто

Он сидит на пропитанных теплом жаркого февральского дня ступеньках и смотрит на океан. Его кепка надвинута на глаза, рубашка застегнута до последней пуговицы, на ногах темные джинсы и кроссовки. Мне жарко даже в шортах и белой футболке и я с любопытством рассматриваю его хрупкую, такую непохожую на окружающих тайцев фигурку.

Потом подхожу и окликаю его:

— Отто! (далее…)

Когда я пришел человеком

Сначала меня не было. Были другие формы: облачные, цветочные, животные – и я, возможно, примерял их, потому что очень они знакомы. А потом пришел я в этой форме, маленьким человеческим комочком жизни. Но я не был отличным от всего остального и просто уютно был, пока не проснулся мой ум, и не обозначил границы меня. (далее…)