Прогулки

По предпоследнему распоряжению турецких властей на выходных в городе ввели комендантский час.

То есть после восьми вечера на улицу ни-ни. Это потому, что в темное время суток Коронавирус особенно суров и лучше его не искушать.

Однако, по последнему распоряжению этих самых властей комендантский час не распространяется на иностранных туристов. Судя по всему, вирус весьма уважает фунты, евро и доллары.

— А что, мистер Ник, это же интересный опыт. — говорит Чару, молодой голубоглазый хозяин гостинички, в которой я остановился в Измире. — Все закрыто, улицы пусты, и только вы идете на прогулку.

Целыми днями он сидит за монитором в маленькой комнатенке в обществе довольно наглой черно-белой кошки и скучает за общением, поэтому каждая наша встреча заканчивается беседой.

— Да, Чару, я тоже так думаю. — отвечаю я, напяливая маску. Потому что ходить ночью по пустым улицам без маски дело непотребное.

Вечерний воздух свеж, а из-за верхушек пальм выглядывает луна. Я делаю кружок по парку и направляюсь к турникам.

По дорожкам шныряют коты, все как один без масок, очевидно иностранцы. Какие безлюдные пошли вечера.

На следующий день я обедаю в парке, опять же в обществе котов.

Потому что по последнему распоряжению властей все кафе и рестораны закрыты и работают только в режиме takeaway.

По-турецки это звучит как «пакет». Я получаю свой пакет с чорбой, кефте, рисом и овощами. Все тщательно упаковано в контейнеры из фольги и расфасовано по кулечкам.

После одной такой трапезы остается куча пластикового мусора, которая едва влазит в урну.

Я представляю себе, сколько таких пластиковых обедов и ужинов продается в Измире каждый день.

Не знаю, как вирусу, а вот рыбам и другим обитателям моря (куда отправится весь этот пластик вместе с масками) точно придется туго.

И это здорово, что буквально за день до всех этих распоряжений я успел попробовать настоящий измирский бойоз в компании местной девушки с Каучсерфинга по имени Мюнире.

Мы лопали эти тающие во рту шедевральные булочки, запивали чаем (Мюнире сказала, что шесть стаканов — это для разминки) и вели беседы.

— Я медсестра, которая ушла с работы и поступила в университет на международные отношения. — улыбается она. — И да, я сама учу корейский язык. Должна была ехать в Корею, получила там стипендию в университете. Но вирус…

Мы идем по набережной вдоль искрящегося оранжевыми светляками моря, проходим Конак и по узенькой лесенке забираемся в какое-то запрятанное в переулке кафе с потрясающим видом на море и город.

Вокруг, приспустив маски, курят посетители, а я, допивая кто знает какой по счету стакан чаю, любуюсь красками этого теплого дня и подставляю лицо солнцу.

Добавить комментарий