Лахор

— Вы уже видели Старый Город? — вопрошает Ноуман после очередной фотосессии.

В ресторане на крыше становится малолюдно, на город опускается непроглядный туман и накрывает крышу серым полотном.

— Еще нет. — Мы с Шахин, девушкой из Маврикия, переглядываемся.

Остальные участники сегодняшней Каучсерфинг вечеринки уже разошлись, осталось буквально пару человек.

— Я покажу вам Лахор. — загорается Ноуман и на его широком лице появляется улыбка. — Ну, а сейчас отдыхать.

На выходе меня останавливает группа пакистанцев. Оказывается, это хозяин ресторана, шеф повар и администраторы хотят взять у меня интервью.

— Как вам понравились наши блюда? — учтиво спрашивает усатый человек, очевидно шеф повар. — Какие замечания, что улучшить?

Я хвалю блюда, особо выделяю мягкий и ароматный халим с курицей и спешу к выходу.

— А, местная знаменитость! — комментирует француз Люк, приехавший в Пакистан в качестве фотографа, и в голосе его слышатся ревнивые нотки.

На выходе мы расскаживаемся по машинам и плывем сквозь туманное море по пустым улицам Лахора.

На утро все произошедшее кажется сном. Люди, собравшиеся на крыше здания в Лахоре, разговоры, шведский пакистанский стол, интервью и сегодняшняя прогулка.

Я уже было думаю, что Ноуман забыл о своем предложении, когда, ближе к обеду, мне приходит сообщение: «Будь готов к двум часам, заедем за Шахин и отправляемся в Старый Город».

Когда я спускаюсь на рецепшен, там уже восседает Ноуман, заполняя собой пространство.

Он говорит много и громко, рассказывает, что является гражданином Швеции, США и еще каких-то там стран.

Хозяин гостиницы явно поражен таким гостем и лишь кивает в ответ.

По дороге в гостиницу, в которой остановилась Шахин, Ноуман рассказывает мне все. Про свои многочисленные бизнесы, путешествия по всему миру, связи, а я при этом пытаюсь рассматривать город.

Скоро Шахин присоединяется к нам, и мы, густо облепленные мотоциклами и тук-туками, ползем по направлению к Старому Городу Лахора.

— Прибыли! — радостно сообщает Ноуман, и мы вдруг оказываемся в невообразимой толчее. — Секонд хэнд базар, самый большой в Лахоре.

По обеим сторонам улицы тянутся бесконечные магазинчики с цветастым тряпьем, а посредине течет река из зевак, продавцов всякой снеди, упорно пробирающихся сквозь препятствия и наглых мотоциклистов, задевающих пешеходов.

В воздухе смесь из пыли и дыма. Мы кашляем, жмемся к обочине и бредем по бесконечному ряду, а Ноуман что-то рассказывает и периодически толкается с мотоциклистами.

Таким мне явился Старый Город Лахора.

Потом будут гораздо более уютные торговые ряды, старая мечеть и прогулка по узеньким улочкам среди причудливых зданий с множеством дверей, и Ноуман расскажет, что у его друга было семь дверей, ведущих в его одну комнату.

Мы увидим детство, протекающее в лабиринтах этих улиц. Такое непохожее на «цивилизованные» страны.

А вечером мы в компании пакистанской девушки Мериам и ее друга сикха в черном тюрбане отправимся в Сикхский Храм.

Да, впереди у нас долгий день.

Такие дни вмещают в себя недели, а может и месяцы впечатлений.

Ну, а пока мы лишь здороваемся с Его Величеством Хаосом.

Добавить комментарий