Дивный Новый Мир

Новехонькое здание с космическо-футуристическим дизайном практически безлюдно. Позади остался красавец Измир.

Днем он залит солнцем, источающим благодать для всех выпущенных наружу, а по ночам воздух наполняется саднящим горло дымом от сжигаемого для отопления угля. Надеюсь, свидимся снова, в лучшие времена.

Ну, а сейчас, я в здании космодрома, пардон, аэропорта. Вокруг сияют россыпями ламп бескрайние галактики потолков, километры коридоров, выложенных плиткой, надраены до блеска, в белых гиганских кадках, расставленых через каждые несколько сот метров, спят пальмы. А вот людей нет.

Зато из динамиков системы оповещения льется серебристый голос.
— Не забудьте надеть маску и держите социальную дистанцию для вашей собственной безопасности.

По бокам тянутся ряды закрытых магазинов, и грустно таращатся сквозь пластиковую решетку манекены. Обстановка сюрреалистична, и я даже протираю глаза, но нет, мне это не снится.
За пятнадцать минут перехода из зоны Domestic Arrivals в International Departures я дважды прослушиваю объявление о необходимости держать дистанцию и быть маске.

Я напяливаю маску и изо всех сил пытаюсь держать дистанцию, но мне это не удается, потому что людей нет вообще.

Я уже было теряю надежду на держание дистанции, когда, о чудо, мне навстречу попадается человек, женщина!

Ею оказывается уборщица. Она в хиджабе и в маске бочком пробирается мимо меня, волоча тележку с ведрами и щетками.

Я натягиваю повыше маску и, как положено, шарахаюсь в сторону. Так то лучше, а то зря, что ли громкоговоритель надрывается.

После перехода зона International Departures удивительно многолюдна (человек сто). С десяток негров расположились на стульях у магазина с пахлавой и прочими вкусностями по тридцать евро за коробку и вяло беседуют сквозь маски. Продавцы нескольких открытых бутиков уныло смотрят сквозь редких пассажиров.

Я покупаю симит с айраном за какую-то астрономическую, под стать размеру аэропорта, сумму и присаживаюсь на стул с наклейкой «Не садиться!».

Такие наклейки красуются на каждом втором стуле, ибо социальная дистанция. Правда, на расстоянии ста метров вокруг меня никого нет.

Зато повсюду реклама Коронавируса, все лучшие рекламные площади для него родимого. На мониторах весело выплясывают нарисованные маски, а из динамиков по-прежнему льется гипнотическое: «Не забудьте надеть маску и держите социальную дистанцию».

Я дерзновенно приспускаю маску под нос и прикрываю глаза, когда меня кто-то окрикивает.

— Наденьте маску! — на меня смотрит невесть откуда взявшийся человечек в синем жилете. Он носится по пустым коридорам на электросамокате и безжалостно пресекает все попытки дышать через нос.

Я вздыхаю, натягиваю обратно маску и размышляю. Если несколько миллиардов человек как следует напугать, а потом на год запереть в помещении наедине с самими собой ( теми самыми, от которых с переменным успехом получалось сбегать во внешний мир), то страх усилится и будет принимать причудливые формы.

А если при этом переселенным в онлайн миры продолжать промывать мозги через удачно развившиеся социальные сети, то ростки ипохондрии зазеленеют и превратятся в пышную крону.

Общий незримый повсеместно рекламируемый враг. Какой интересный проект. А главное, судя по всему, прибыльный.

Тем временем, появляется информация о моем гейте, и я неспешно бреду в его сторону. За время ожидания рейса я прослушал гипносеанс о маске и дистанции раз тридцать.

В самолете так бережно и заболиво дистанцированные в аэропорту пассажиры сбиваются в кучу и рассаживаются на соседние кресла. Сидений с надписью «Не садиться!» как ни странно нет.

Сбоку парочка французов пьет что-то алкогольное из бутылки с Кока Колой, очевидно, в целях дезинфекции.

Летим в Украину, поэтому намордники у части пассажиров под носами и в воздухе пахнет свободой.

Или, может, на украинцев проект распространяется в меньшей степени, нету у нас таких мониторов и самокатов.

Промчавшись по пустым улицам в прокуренном такси под забойный рок, я окончательно взбадриваюсь и понимаю — дома.

Добавить комментарий