Алсанджак и Бостанлы

Я выхожу из залитого утренним солнцем парка и ныряю в переулок. Он выводит меня к месту встречи — мечети Алсанджак.

Возле нее таксисты лениво играют в турецкие нарды, а рядом набожный чистильщик обуви водит темным пальцем по странице Корана.

Я застываю у входа и всматриваюсь в лица проходящих. Они скрыты за масками всех мастей и узоров, где там мусульманской парандже. Лишь глаза тревожно поблескивают, да у некоторых, особо мятежных, торчат кончики носов.

Через некоторое время появляется человек, которого я жду. Он лысоват, а сквозь маску угадывается довольно значимый нос. Он кивает мне, и я иду за ним.

— English? — спрашиваю я с надеждой.
— Нет. — он вертит головой и добавляет. — Рус.
— А, ну давай на русском тогда.

Его глаза загораются, он начинает болтать и не замолкает ни на минуту.
— Меня зовут Коля. — заявляет он. — Камал по-нашему. Но в Москве меня все называли Колей. Я там обувью на Черкизовском рынке торговал. Эх, такая фирма была, на меня двадцать человек работало. Обанкротился.

Тем временем мы заходим в пятиэтажное здание и поднимаемся на верхний этаж. Коля распахивает дверь.

— Смотри, брат. — гордо произносит он.

Я окидываю взглядом большую комнату с низким потолком, больше похожую на офис. Смотреть особо не на что. Порядком пошарпанная, уставшая квартира. Окна выходят прямо на мечеть, и, глядя на возвышающийся минарет, я представляю себе, как пение муэдзина, усиленное громкоговорителем, будет услаждать мой слух пять раз в день.

Коля продолжает болтать и рассказывает о том, как жил в Китае, и помогал уйгурам в Пекине налаживать бизнес, а я взвешиваю за и против.

Да, квартирка, конечно, так себе. Но зато прямо возле парка, Интернет хороший и, главное, сдается на месяц, без залога и по нормальной цене.

— Когда можно заехать? — прерываю я перешедшего на истории про родной Азербайджан Колю.

— Завтра! — радуется он.

Я оставляю задаток и довольный вылетаю на улицу. Скоро откроются неработающий бойлер, поломанная стиралка, Коля объяснить, что «это, брат, Турция», и я даже не буду сильно удивлен.

Как там говаривал в меру упитанный мужчина в полном расцвете сил — пустяки, дело житейское.

Ну, а сегодня я еду в Бостанлы. Купив билет на катер на станции Pasaport, я натыкаюсь на белобрысого светлоглазого человека в босоножках.

Им оказывается финн Матиас, на мотоцикле пробирающийся в Иорданию. Он пересек уже несколько границ и застрял в Турции.

— Учу там арабский. — вдохновенно объясняет он. — Если надо, буду пробираться через Сирию.

Тем времнем подходит мой катер, и мы прощаемся. Переправа на другой берег Измира занимает минут пятнадцать и напоминает плаванье через Босфор в Стамбуле.

Район Бостанлы встречает меня небольшим дождем и свежим ветром, решительно разогнавшим тучи. Здесь как-то больше пространства чем в Алсанджаке и легче дышится.

Я иду по набережной и любезничаю с местными котами. Они шастают среди камней, возлежат на скамейках и общаются с двуногими бесхвостыми существами, прячущимися за масками.

Утешают их, вдохновляют и проводят кототерапию.

Над холмами вдали загорается вечерняя заря, небо пламенеет и роняет огонь в море.

Вот день и был таков.

Добавить комментарий