Утро

Этим утром я просыпаюсь поздно, а проснувшись, валяюсь и кайфую. От того, что не нужно ехать десять часов по разбитым дорогам, пробираясь между незыблемых коров.

А еще от того, что вокруг тишина, и слышно пение птиц. Да, где-то в отдалении раздаются гудки, но они ни в какое сравнение не идут со вчерашней шумовой атакой.

Воздух свеж и слегка влажен. Он проникает в приоткрытое окно и обещает приятный нежаркий день.

Но тут идиллию прерывает громкое: «Room cleaning!», и кто-то начинает ломиться в дверь.

— No, thank you! — кричу я в ответ и слышу удаляющиеся шаги.

Вывалявшись как следует, я отправляюсь исследовать город. В голове уже сложился план действий.

Я наслышан о Ришикеше и его сомнительной славе мировой столицы Йоги и мне не терпится посмотреть на все это изобилие духовных продуктов.

На стадии подготовки к путешествию в Индию я, по обыкновению паломников с Запада, прочитал, а вернее даже прожил великолепный Шантарам маньяка Грэгори Дэвида Робертса. Книга эта замечательна тем, что при всей своей индийской атмосферности, она вовсе не про Индию.

Также впечатлился я Белым Тигром, в котором Аравинд Адига делится болью кастового общества и жертвами, на которые готовы некоторые смельчаки, чтобы поломать предрешенность судьбы.

Бог Мелочей Арундати Рой оставил меня равнодушным, а вот маленькая книжица под названием Karma Cola заинтересовала.

Написанная в семидесятых годах в разгар повального увлечения Запада Индией, она представляет из себя коллекцию не всегда ладно скроенных баек об индийских гуру, садху, бабаджи, йогинах и прочих проводниках к Самадхи.

Деятели эти быстро прониклись учениями последователей западного верховного божества Маркетинга, и давай дурить западных простофиль, используя их же оружие и впаривая самые залежалые товары местного духовного супермаркета.

И это было около сорока лет назад! Что же тут происходит сейчас интересно?

Я надеваю шорты, натягиваю футболку и выхожу из комнаты. Вперед, к просветленью.

На первом этаже невестка Мамы, слегка полная улыбчивая женщина с черно-угольными глазами загружает белье в стиральную машинку и улыбается мне. Самой Мамы не видать. У меня есть несколько вопросов.

Я хочу купить местную сим-карту с ежедневными 5 GB с тем, чтобы была возможность преподавать по Skype. Но такой план доступен только для местных при условии заключения контракта.

А еще мне нужен тример для бороды, ибо мой остался в Одессе, очевидно убоявшись суровых индийских реалий. Женщина слушает мои пожелания и говорит, что наверное сможет мне помочь.

— Мукеш завтра утром будет дома, свозит тебя в центр.

— А мы сейчас разве не в центре? — удивляюсь я.

— Нет. Мы в Таповане. — мягко улыбается она и начинает развешивать выстиранное белья, позвякивая браслетами на запястьях.

Позавтракав в Шведском Саду и перекинувшись парой фраз со знакомыми уже непальцами, я беру курс на город. По узенькой дорожке я дохожу до трассы и пытаюсь решить, пойти ли сначала к Рам Джула или лучше все-таки к Лаксман Джула.

Это два моста на разных концах города, переброшенные через изумрудный живой поток.

Ришикеш раскинулся среди зеленых холмов на берегах реки Ганг или Ганги-ма, как называют ее местные. Река огибает город и наибольший изгиб приходится на район Тапован, недалеко от которого я и поселился.

Я смотрю на карту. Рам Джула кажется ближе, и я поворачиваю направо. Покой и умиротворение закутка, в котором спрятался Mama Cottage, мигом сметаются бибикающими, гудящими машинами, автобусами и тук-туками, в которых пачками утрамбованы индусы.

Парочка тук-туков пытается подвезти меня, но я отказываюсь, качая головой, и продолжаю свой путь вдоль дороги.

Добавить комментарий