Прибытие

— На сколько дней вы к нам, сэр? — спрашивает меня благообразный индус средних лет с небольшим брюшком. — Уже записались на йога курс в какую-нибудь из школ?

— Пока что нет. Буду смотреть. Поэтому на три дня, а если понравится, то дольше. — отвечаю я и рассматриваю гэстхаус с уютным названием Mama Cottage.

Прямоугольники белых зданий с охровой каймой, а за ними зеленые холмы уже укрытые вечерней дымкой.

Я достаю кошелек, но индус жестом останавливает меня и предлагает сначала посмотреть комнату на втором этаже.

Маленькая, но уютная, с санузлом внутри и подозрительно хорошим сигналом роутера, она вызывает у меня симпатию, к тому же, я валюсь с ног после десятичасового путешествия из Дели. Я снова достаю кошелек, но снова он останавливает меня и приглашает на первый этаж.

Там, к комнате ужинает семейство. Наше появление прерывает их трапезу, и на встречу мне поднимается пожилая седоватая женщина с открытым лицом и умными глазами.

— Намасте! — приветствую я ее.

— Намасте! — соглашается она и внимательно изучает меня, очевидно проводя фэйсконтроль, а потом задает те же вопросы, что и мужчина.

Я в свою очередь тоже рассматриваю ее и прихожу к выводу, что она и есть та самая мама, чьим именем назван коттедж, а мужчина по имени Мукеш — ее сын.

Мы сторговываемся за семьсот рупий (чуть меньше десяти долларов) в сутки, пока что на неделю. После смрадного воздуха Дели здешние вечерние воздушные потоки мигом убеждают мои легкие в том, что я тут задержусь.

Ну, а благоухающий карри, пряный и густой, взывает к моему желудку. Желудок немедленно откликается, трансформируя свою заинтересованность в довольно невежливое прерывание мною разболтавшейся хозяйки.

— А покушать тут где можно?

— А рядом, прямо за коттеджами, справа, бистро Нирвана. — мгновенно переключается Мама.

— Нирвана? — переспрашиваю я.

— Ага! — подтверждает она.

— Ну вот, пару дней в Индии, и я уже в двух шагах от Нирваны. — бормочу я.

— Что? — переспрашивает она и подносит руку к уху.

— Намасте! — говорю я.

— Только там дорого и не очень вкусно. — тут же разрушает мои мечты о близком просветлении Мама. — А вот чуть дальше есть Шведский Сад, так вот там очень вкусно.

Я благодарю хозяев и уже через десять минут, отвергнув шумноватую Нирвану с пиццей и сэндвичами, реинкарнируюсь в Шведском Саду.

Там, на столиках, покрытых клетчатыми скатертями, уютно горят свечи, а приветливые официанты в грязноватых рубахах разносят заказы.

Усаживаюсь за один из столиков и я, но долго изучать меню у меня просто нет сил. Я заказываю манговый ласси, butter chicken curry и банановый роти. Яства прибывают именно в этой последовательности, и жизнь играет новыми красками.

Вообще, об индийской еде вспоминать, а тем более писать без слюнотечения невозможно. Она разнообразна, как многочисленные индуистские божества, быстро меняет форму по прихоти гуру поворов и часто ведет к вкусовому экстазу.

Так случилось и в этот раз. Осоловевший от еды, усталости и свежего воздуха, я подружился с официантом, и выяснил, что он из Непала, как и все остальные официанты в этом кафе. Они приехали на заработки на полгода и всем довольны, клиентов валом.

Я сообщаю ему, что был в Непале около десяти лет назад и приправляю эту информцию чаевыми в размере ста рупий. Он радуется мне, практически как односельчанину и всенепременнейше зовет на завтрак.

Какой длинный выдался день.

Вернувшись в Mama Cottage, я не иду в комнату, а все же взбираюсь на смотровую площадку, расположившуюся на крыше третьего этажа, и почти дотрагиваюсь до звезд.

Добавить комментарий