Тали и Ану

Я сижу на первом этаже ресторанчика Evergreen и мужественно сражаюсь с тарелищей тали.

Это моя первая серьезная трапеза в Индии. Я пробрался сюда в сумерках по кишащим мотоциклами и тук-туками улочкам, глянул в необъятное меню, а потом тыкнул в соседний столик.

Там пожилая пара уплетала что-то очень пахучее из железных тарелок, больше похожих на подносы, на которых внутри стояло множество маленьких посудинок.

— Хочу это.

— Тали, мистер?

— Тали. — важно подтвердил мистер.

— Какую порцию?

— Большую! — ответил я, урча животом.

Индус в белом переднике за прилавком с сомнением посмотрел на меня.

— Порции очень большие, мистер.

— Несите — несите. — пробурчал я, толком ничего не евший с утра и истекающий слюной при виде кушаний на столах.

А слюнотечению было от чего разыграться. Рассыпчатый рис, горячие лепешки чиапати, благоухающий карри, дал и еще какие-то вкусняшки в маленьких железных мисочках.

— И масала чай!

Сев за свободный столик, я с любопытством, усиливаемым голодом, начал рассматривать других посетителей. Таких шумных, цветастых, причавкивающих обитателей здешней реальности.

Девушке за столиком у окна принесли огромную шарообразную лепешку с какими-то соусами. Лепешка эта медленно сдувалась, а девушка тем временем попивала ласси и посматривала на меня.

Наши глаза встретились, и она улыбнулась. Я показал на ее блюдо, мол, ничего себе! И она слегка кивнула в ответ, мол, а то!

Тем временем прибывает мой заказ. Индус за прилавком не врал, порция оказалась гигантской.

Я погружаюсь в пучину вкусов и на время забываю о девушке с шаром, хаосе за стенами и предстоящем переезде на север, в Ришикеш.

А когда я из нее выныриваю, то обнаруживаю, что большая часть еды осталась на месте, на подносике. Стоически я выдержаю еще раунд единоборства, но потом решаю капитулировать перед лицом вкуснейшего, но не иссякающего противника.

— Что это ты кушаешь? — спрашиваю я, подходя к столику девушки.

Она смеется.

— Это роти. Ты еще не пробовал? — и представляется. — Меня зовут Ану.

Ану двадцать пять. Она работает ассистентом стоматолога в клинике неподалеку и планирует переехать то ли в Австралию, то ли в Канаду. Сейчас она активно готовится к сдаче IELTS и узнав, что я преподаю английский и к нему готовлю, приходит в восторг.

Мы бредем по относительно (дневного времени) пустынной вечерней улице.

— Что ты делаешь завтра? — спрашивает она. — У меня выходной, и я могла бы тебе показать интересное место. Почти как Тадж Махал, только людей в тысячу раз меньше, и ехать не очень далеко. Называется Мавзолей Хумаюна.

Я за.

И на следующий день, после обеда мы на тук-туке отправляемся в этот практичекски Тадж Махал. При свете дня Нью-Дели предстает во всей своей красе. Пробки и злоупотребление бибиканьем в особо крупных размерах уже не смущают меня. Но вот бездомных людей, тут и там валяющихся вдоль дороги под палящим солнцем, не замечать трудно.

— Как тебе тут живется? — спрашиваю я.

— Нормально. Не знаю. — отвечает она задумчиво и поправляет иссиня черные волосы. — Я больше нигде не была. А как живется в других местах?

И она жадно слушает мои путешественные истории и, вроде бы, даже путешествует со мной, здесь и сейчас, в утлом тук-туке перемещаясь в другие страны.

Добавить комментарий