Паром на Ломбок

— Да, Австралия — это рай. А не говорят об этом австралийцы потому, что не хотят этот рай испортить. Зачем нам больше людей? — он лукаво улыбается и смотрит на меня. — И океан, и природа. Мои родители переехали из Англии, когда мне было четыре, и обратно их совершенно не тянет.

Наш минивэн мчится среди рисовых полей Бали, оставляя позади утомленный туризмом Убуд, а мы оживленно беседуем. Я и молодой автралиец с белой, почти прозрачной кожей. Он оживленно расказывает про Автралию, а я слушаю и посматриваю на изумрудное великолепие за окном.

— Правда, местные аборигены в совершенно плачевном состоянии. Они так и не смогли приспособиться к категориям частной собственности. Для них все было общее. Вот и спиваются теперь в резервациях.

Автобусик тем временем подъезжает к порту Паданг Баи, и мы выгружаемся. Австралиец пересаживается в другой минивэн, чтобы ехать на Амед, пляж с черным песком с видом на вулкан Агунг, а я пробираюсь в сторону паромов.

Я еду на Ломбок. До свидания Бали, жемчужина Индонезии, засиженная мухами-туристами, занимающимися серфингом и йогой, а по вечерам посасывающими пиво под звуки вечерних церемоний в храмах.

Я размышляю о привлекательности Бали. Несомненно, она связана с мягкой, податливой адаптивностью местных жителей. Им удалось сохранить свой уникальный индуизм, перемешанный с анимизмом, в самой большой в мире исламской стране.

В пятидесятых годах прошлого столетия к власти пришли исламисты и попытались запретить верования балийцев на основании того, что их вера не монотеистична, то есть в ней нет одного Бога. Балийцы же не растерялись, проконсультировались у индусов и подстроили свою религию под требования однобожия.

Также лихо они справляются и с требованиями туристов. И в этом их сила. Но остров не справляется с таким потоком туристов, и даже благость природы и красивость ритуалов не спасает.

Размышляя подобным образом, я уворачиваюсь от местных лодочников, норовящих запихнуть меня в fast boat за 250 тысяч рупий и пробираюсь к причалу, на котором стоит паром для местных.

Признаюсь, была у меня мысль сократить путь и переправиться на fast boat за час. Но любопытство берет верх, и я, отмахнувшись от очередного, довольно наглого продавца с хвостиком, беру билет за 50 тысяч рупий на slow boat.

Прохожу по жаркому причалу, и, заскрипев раскаленным железным трапом, поднимаюсь на борт корабля. Побродив по палубам, я усаживаюсь в утлое пластиковое кресло, и меня тут же облепляют торговцы всякой снедью.

— Мистер, купите ну хоть что- нибудь.

И я покупаю орешки и чипсы. В воздухе мешаются запахи выхлопных газов и сигарет с гвоздикой. Курят все, прямо на палубе, и бросают бычки себе под ноги.

Постепенно корабль наполняется пассажирами. Из туристов только я и парочка русских. Атмосфера совершенно не балийская.

Ну, здравствуй, Индонезия!

Курс на Ломбок. В средине плавания я устаю от жары и клубов дыма, и забираюсь в спасительную прохладу салона корабля, где и засыпаю.

Пять часов пути, еще час ожидания швартовки.

И вот мы на месте, швартуемся под пение муэдзина. Над зелеными холмами догорает закат.

Добавить комментарий