Йогьякарта. Больница

С Йогьякартой у меня не заладилось с самого начала. То есть с первого вечера. Потому что днем я прибыл на поезде из Соло на станцию в бодром расположении духа.

Попутчицами моими оказались две девушки, беседовавшие между собой на индонезийском с вкраплениями английского и посматривавшие на меня с любопытством. Под конец пути мы разговорились, и выяснилось, что они обе учились заграницей, одна в США, а другая в Швейцарии.

— И как вам по возвращению?

Они переглянулись.

— Тяжко.

— Очень тяжко.

Ну, оно и понятно. Возвращение в традиционное общество, в котором на identity card в обязательном порядке указывается религия, а скромные девушки в хиджабах ходят в мечети, это действительно тяжко.

Я вышел из станции и молодцеватым шагом направился к гэстхаусу. Солнце пекло нещадно, но Google обещал, что прогулка по узким тротуарам, не приспособленным для ходьбы, составит не более пятнадцати минут.

Гэстхаус оказался одноэтажным зданием с внутренним двориком, запрятанным от шума и гама улицы. И все бы ничего, но комнатка оказалась без кондиционера, а из моего опыта спать под вентилятором, да еще и несколько ночей, чревато. Поэтому я решил перебраться в другое место на следующий день.

Вечером, пренебрегая несколькими желающими встретиться с Couchsurfing, я самостоятельно отправился исследовать район Malioboro, популярный среди туристов, посещающих Йогьякарту.

Я шел туда, ожидая восточной сказки на тропический манер. Возможно, виной тому было пение муэдзинов в мечетях и свежий воздух, разливающийся по улицам после дождя.

Какое же меня постигло разочарование, когда хваленое Malioboro оказалось шумной современной улицей, с толчеей, МакДональдсом и магазинами. Я пробирался сквозь толпу, притягивая взгляды местных. Не так, как в Индии, конечно, но тоже интенсивное рассматривание.

Не выдержав накала, я свернул в переулок и обнаружил себя на рынке еды. Тут жарили осьминогов, чистили дурианы, мешали чай со льдом и сгущенкой и несносно, хотя и не агрессивно толкались. Отведав осьминога с рыбными шариками, я отправился в сторону гэстхауса.

По пути я поужинал наси горенг — жаренным рисом в местном варунге. Желудок предупредительно екнул, но принял пищу.

Расплата же за жаренное, острое и кислое (манговый сок вне сезона без сахара) настала через несколько дней, уже в другой комнатке, с глухим крошечным оконцем и персональным поломанным душем, благодаря которому комната носила гордое название люкс.

Я проснулся ночью от сильной боли в животе и удивился. Нужно сказать, что в Индии пугающий туристов Дели бэлли обошел меня стороной, равно как и его индонезийский собрат Бали бэлли. А тут прихватило.

Помаявшись, я уснул под утро. Проснувшись, обнаружил, что боль никуда не девалась, а даже усилилась. Одевшись, я отправился на поиски аптеки.

По пути мне, однако же, попалась клиника. И ноги понесли меня внутрь. Дома я обхожу медицинские учреждения стороной. А тут даже любопытно стало.

Я подошел к регистратуре и объяснил девушке в бежевой форме свою проблему. Она выслушала и тут же выдала форму для заполнения на бахасе и помогла ее заполнить. Прием доктора стоил двадцать две тысячи рупий, чуть меньше двух долларов. Как выяснилось, это была государственная поликлиника.

Я устроился в очереди, среди других страждущих медицинской помощи и тихонько рассматривал народ вокруг. Мягкие, вежливые, тихие. Большинство женщины, и почти все, в хиджабах.

Через полчаса подошла моя очередь. Медсестра померяла мне давление, расспросила о жалобах и пригласила в кабинет. Доктор Лия, молодая, стройная девушка в очках, осмотрела меня, ощупала и обстукала, а затем отправила на анализы.

Еще через полчаса я вернулся к ней в кабинет.

— Да! Придется антибиотик попить. — уговаривающе произнесла она.

И после моих отнекиваний выписала рецепт на четыре препарата.

— Мне тоже приятно познакомиться. — сказала она напоследок, пожимая мне руку. — И простите за мой английский. У нас не бывает иностранных пациентов.

В аптеке три аптекарши в масках и с большими любопытными глазами выдали мне таблетки и сообщили, что платить за них не надо. Вот так медицина в стране третьего мира Индонезии!

Весь день я проспал и лишь под вечер выбрался на ужин в местное кафе. Кушал рис и рыбу, а рядом, под столом, маленькая серая мышь тоже лакомилась чем-то, не обращая на меня внимания.

Я ретировался и, купив в фруктовой лавке на другой стороне улицы половинку золотистого арбуза, вернулся в гэстхаус.

Добавить комментарий