Кеди

Я кот. Меня зовут кеди. Как, впрочем, и любого другого кота из Кадикея. Ведь на языке этих черноволосых бородатых любителей чая кеди и значит кот.

Имен удостаиваются лишь подхалимажники, которые обитают в райончике Мода в маленьких кафе. Они изображают из себя добрых духов-покровителей этих заведений, позволяют гладить себя, чухать за ухом, в общем меняют свободу на имя и сытость.

Я же — просто кот. Без имени. Живу в районе парка Фенербахче, у самого моря, и рыжая шерстка моя пропитана соленым вольным морским ветром и рыбой.

Ах, рыба! При одном упоминании о ней мой рот наполняется слюной, а усы довольно топорщатся. Я — знатный рыболов. Конечно, у меня нет таких волшебных палочек, как у этих прокуренных рыбаков. Они умело дирижируют ими, а море играет на струнах волн, периодически вознаграждая виртуозов несравненной серебрящейся рыбой.

Они складывают добычу в ведерко, а я помогаю охранять ее от других котов, покушающихся на дары моря. За это рыбаки изредка угощают меня, и я пирую под взглядами зависников.

Иногда местный разбойник, серый кот, похожий на разлезшуюся меховую шапку, пытается отвоеваеть у меня рыбеху, но, получив пару тумаков по морде, отступает, злословя на кошачьем языке.

Да, я просто кот. Но как чудесно я рыж, как упитан, как блестит на солнце моя абрикосовая шерстка. И как беспечно самодовольна после обеда моя морда.

Конечно же, я не такая знаменитость как Гли. Вы наверняка слышали об этой зеленоглазой кошке. Она живет в Айя-Софии, прогуливается под сводом этого собора, впоследствии ставшего мечетью, а ныне именуемого музеем. А толпы туристов мечтают о том, чтобы сфотографироваться с ней.

И что они в ней находят? Да, она недурна собой, но у нас в Кадикее есть кошки и поинтереснее. Вот взять бы хотя бы эту кошечку из чайно-книжной лавки. Сколько грации, а какой хвостик…

Ну, да я отвлекся. В общем, у этой колдуньи Гли есть своя страница в Инстаграме (это где безхвостые друг перед другом выпендриваются), и тысячи и тысячи поклонников. Не верите, сами посмотрите: Hagiasophiacat. Не пойму, правда, зачем кошке бесхвостые двуногие поклонники. Но это, наверное, на любителя.

Меня вот Котограмы совсем не занимают. Зато я люблю оливки. Они похожи на маленьких сочных мышат. Когда я заполучаю оливку, то сначала слегка поигрываю ее, буцая лапами, и лишь потом вгрызаюсь в ее мягкое маслянистое тельце.

У меня даже есть знакомая торговка оливками, улыбчивая уставшая женщина. Когда ее мужа нет в лавке, она угощает меня и почесывая за ухом, называет Кырмызы. Я не протестую. Рыжий так рыжий, красный так красный. И уплетаю розовые, слегка солоноватые оливки.

А еще я люблю в непогоду забраться в свою лежанку, сооруженную из досок и веток анонимным добродетелем. Оттуда я смотрю на то, как ходят полупустые корабли по Босфору, а в их окнах виднеются одинокие черные фигурки бесхвостых людей. Катаются с Азиатской строны Стамбула на Европейскую, такую суету затеяли, все спешат куда-то. Зачем?

Откуда-то издали доносятся звуки мечети. Муэдзин призывает двуногих на молитву, а я лежу и слушаю песню моря и дождя.

Я кот. Меня зовут кеди. И лишь изредка, во имя оливок, Кырмызы.

Добавить комментарий