Ослоб. Китовые акулы

Еще не рассвело, но ночь на исходе. Об этом кричат петухи, и мягко шепчет в темноте море. Но в городке Ослоб уже царит необычайное оживление. Носятся, сердито жужжа, джипни и машины, везущие новые и новые порции туристов в месту, где обитают китовые акулы.

Мчусь в одной из таких кибиток и я в компании двух австралийцев фиджийского происхождения. Проснулись мы около четырех утра, в предвкушении чего-то необычного, но не совсем хорошего.

Ведь читали же мы о том, что для акул вовсе не полезно наше посещение, а едем все равно.
Виноватый туризм, так называют эти смотрины, устраиваемые китовым акулами ежедневно под чутким руководством местных бизнесменов.

Вещи мы оставляем в машине, и отправляемся к месту отправления лодок. Уже почти рассвело и небо окрашивается розовостью приходящего дня. Да это целый городок! В несколько рядов расставлены стулья, при входе магазинчики со всякой снедью и сувенирами, а справа, ближе к берегу, большой павильон с масками, трубками и спасательными жилетами. Начинается молитва, транслируемая по рупору.

А за ней инструктаж, мол акул не трогать, от лодок не отплывать. Я спрашиваю нашего провожатого, сколько туристов проходит тут каждый день, и он довольно отвечает, что от тысячи до двух, и это только начало высокого сезона.

Дается команда на отправление, и сотни туристов, разделенные на группы, спешно забираются в лодки. В воздухе витают тревога и напряжение. Мы с австралийцами не отстаем и оказываемся в восьмой или девятой по счету лодке. На передних сидениях филиппинцы, рядом со мной устраивается француз и желает нам доброго утра. Сзади же, по одному человеку на лавке, оказываются весьма колоритные персонажи, неопределенного возраста, то ли пьяные, то ли с похмелья, до невозможности толстые и вовсю ругающиеся. На русском языке.

Если вы смотрели японское аниме Унесенные Призраками, то парочка эта очень похожа на родителей главной героини, превратившихся в жирных свинтусов. Лодка проседает, и меня посещает мысль, что мы пойдем ко дну. Но филиппинец смело ведет ее в море, навстречу выплывающему из-за горизонта солнцу.

Проплыв несколько десятков метров, лодки останавливаются, образуя полукруг. И начинается представление. Туристы напяливают маски и бултыхаются за борт. Вода, мягко говоря, мутновата, а реально просто грязнючая, тысячи тел каждый день. Подплывают китовые акулы и раззивают пасти, прося корма. Филиппинцы бросают его, а туристы в это время елозятся в воде, норовя рассмотреть морских исполинов и сфотографировать их. По одной акуле на лодку. Похоже это все на смесь зоопарка и Макдональдса.

Тех, кто подплывает слишком близко, кормящие окрикивают. Но на пузыреподобного русского это не действует. И как ни частят его филиппинцы, он буквально седлает акулу и лишь отмахивается от кричащих, отвечая «What you want?»

Глядя на него меня охватывает даже не испанский стыд, когда стыдно за другого человека и его поведение. Нет, это скорее тоска. Я забираюсь в лодку и жду окончания этого безобразия. Ко мне присоединяется один из автралийцев. Он намочил свою якобы водонепроницаемую камеру, и тоже прибывает в расстроенных чувствах.

— А представляешь, какая грязная тут вода? — задумчиво спрашивает он.

Я представляю.

А вот чего я не представляю, так это всего того многообразия форм, которые принимает человеческая жадность.

Время кормежки истекает, и лодки возвращаются на берег, давая покусанным людьми акулам небольшой перерыв перед следующей порцией туристов.

Я слышу как китоподобный русский говорит своей шарообразной спутнице: «На ощупь как чищенная рыба. А стоит тысячу песо.» И он ругается матом.

Ругаюсь и я. И досадую, что не послушал свою интуицию.

Если увидеть китовую акулу в среде обитания случайно — это парение на гребне волны из эмоций и ощущений, то вот такие туристические заманухи — лишь унылое бултыхание в мутной, изгаженной сотнями тысяч людей водичке бизнеса.

Вот, собственно, и все про снорклинг с китовыми акулами в Ослобе.

Добавить комментарий