Луо

До чего же удивительно многообразие людей на этой Планете. Цвета кожи, мелодии языков, архитектура мыслей, все разнится, и, вместе с тем, все так похоже. В малайзийском многонациональном котле эта разность вкусов особенно ощутима.

Мусульманское большинство, малазийцы, изначальные обитатели этой земли до того, как сюда явились японцы, португальцы и англичане, а также китайцы, норовящие на всем сделать бизнес, индусы, делающие вкуснейшие лепешки роти и чиапати, и многоликие туристы, шатающиеся по жарким улицам.

И у каждого из этих людей есть своя история, своя память о соприкосновении с чередой дней. Такое необъятное количество беспрестанно проживаемых историй. Со всеми не соприкоснуться. Сегодня расскажу одну. Из повстречавшихся.

Луо — круглолицая китаянка малазийского происхождения. Она говорит быстро и громко, моргая, словно в такт словам, и даже немного прижмуриваясь при каждом соприкосновении ресниц. Мы встретились днем в Эко Парке, и это была не лучшая идея.

Несносно жарит солнце, сквозь влажный воздух не продохнуть, и мы ретируемся в кофейню в China Town. Здесь, в спасительной прохладе, Луо рассказывает мне свою историю. Несколько лет назад она познакомилась со швейцарцем, совершавшим велосипедное путешествие по Азии. И так им увлеклась, что бросила работу, и последовала за ним на маленьком складном велосипедике.

Три месяца колесили они по Азии. Луо терпела жару, усталость, команды и окрики нетерпеливого швейцарца, но в какой-то момент это стало слишком тяжело, и они расстались. Он, верный своему плану не путешествовать самолетом, еще год ехал на велосипеде в Швейцарию. А Луо вернулась в Малайзию и терпеливо ждала. И вот, спустя год, он пригласил ее в Цюрих.

— И как тебе там жилось? — интересуюсь я.

Она морщит лоб и жмурит глаза.

— Я очень рада была вернуться в Малайзию, и меня пока совсем не тянет путешествовать.

— Могу себе представить. — сочувстсвенно киваю я.

И представляю себе, как железный фриц протащил эту кругленькую китаянку по дорогам Азии, дисциплинируя ее и прививая любовь к порядку. Ну, а так как она не все до конца уяснила во время ежедневных десятичасовых велопрогулок, то пришлось добавить в Цюрихе.

На улице заряжает ливень, в Малайзии нынче сезон дождей. Прорывает и Луо, и слова льются из нее потоком.

Добавить комментарий