Меню

I wander

and wonder

Первый день весны

Первый день весны. Я сижу в аэропорту и ожидаю свой рейс. Проплыть час по воздуху над морем, пронырнуть через гряды облаков, и я дома. Прощай, город, в котором встречаются Европа и Азия. Или до свидания?

Пару недель бродил я по узеньким улочкам Каракея, пил чай (с твердым ч) в обед и айран по вечерам, разгуливал по Галатскому мосту и смотрел, как самозабвенно дирижируют удочками виртуозы рыбаки под одобрительные крики чаек, а в один из погожих деньков переправился на катере через Босфор и нанес визит дружелюбным котам Кадикея на Азиатской стороне Стамбула. Одним словом, примерял на себя этот город или, скорее, прислушивался к турецкой части своей души. (далее…)

Крыша Мира

— Устал? – Харка оценивающе смотрит на мой рюкзак и улыбается своей мягкой улыбкой.

— Нет! – и я не обманываю. Я полон сил, над горами всходит солнце, на деревьях алеют цветки рододендрона, мир прекрасен и полон неизведанного. Мы в пути уже два часа. Тропа виляет между холмами, воздух немного прохладнее, чем в аллее Катманду, и гораздо чище.

Через час мы останавливаемся в придорожном кафе. Это небольшой глиняный дом с традиционной печной кухней внутри и деревянным столом и скамьями снаружи. Мы усаживаемся за столом под двумя высокими рододендронами и пьем масала-чай из бежевых чашек с коричневым узором. Они очень удобны тем, что их не нужно мыть: все скрывает узор. (далее…)

Реинкарнация

— Вон туда откатывай, — указывал рукой направо коренастый человек в белой рубашке. – Тут все должно быть чисто.

Ной удивленно смотрела на него, но двигать свою тележку не спешила. Она работала здесь, у магазина 7-11, уже второй год и никогда никому не мешала. Чуть правее ее сестра, недавно приехавшая из далекой провинции Удон Тани, продавала свежие фрукты, а дальше, за аптекой, было свободно. Но торговать там не имело смысла, потому что все останавливались у 7-11.

— Ты что, оглохла? – начал злиться коренастый. – Двигай,  давай. (далее…)

Фаранг Мэнгкрапрун

What would an ocean be without a monster lurking in the dark?

It would be like sleep without dreams.

 ― Werner Herzog

Я сижу на каменном парапете и смотрю на океан. Он древнее, чем суша, и полон тайн и сновидений времени. Одно из этих сновидений мне предстоит увидеть совсем скоро. Но я об этом не догадываюсь, болтаю босыми ногами, впитываю тепло, исходящее от камня, и мысленно дрейфую.

Я приехал в Таиланд неделю назад. Уже который раз тут, но сейчас с намерением остаться надолго. И намерение это уже реализовалось. Сегодня утром я прошел интервью в универе, в городе  Хуа Хин, и был принят на работу в качестве преподавателя английского. Интервью проводил тощий длинный голландец по имени Ханс с умным лицом и эксцентричными манерами. Он заведовал English department, говорил на пяти языках и, когда я вошел в комнату, бойко болтал на тайском с Кун Ой, начальницей отдела кадров. (далее…)

Беспечный ездок

До границы оставалось несколько километров, когда автобус остановился и подобрал девушку неопределенного возраста. Она тут же завязала со мной беседу, поскольку в салоне кроме меня никого не было. Выяснилось, что она из Лаоса и едет домой. По-английски она говорила слабо, но была дружелюбна, хотя и хитровата.

Я рассматривал буйную растительность за окнами, холмы на горизонте и вспоминал вчерашние опиумные грезы. То есть не мои конечно, а те, что я увидел в Музее Опиума в Золотом Треугольнике, там, где желтый Меконг разделяет (или объединяет?) Таиланд, Лаос и Бирму. Музей этот вовсе и не музей, а дворец Опиума, в котором можно посмотреть чужие опиумные сны, узнать об истории опиумных войн и ощутить причудливую, фантасмагорическую мощь, таящуюся к коробочке мака. (далее…)

Прокураторы

Мы стоим на крыльце областной прокуратуры и нервничаем. Мэф курит одну сигарету за другой, а я переминаюсь с ноги на ногу. Тело, привыкшее за лето к свободе, протестует против рубашки с длинным рукавом и уж тем более колючего костюма. Полуденное солнце припекает. На дворе первый день сентября и наш первый рабочий день. Мы больше не студенты, а сотрудники большой и сильной организации, как называет ее Мэф. Ну, или почти сотрудники. Мы ждем прокурора области, который выдаст нам удостоверения. Мэф в приподнятом настроении: он давно хотел стать частью этой самой организации. Светлые глаза его блестят, он весь в нетерпении. Ну, а я… (далее…)

Таиланд. Отто

Он сидит на пропитанных теплом жаркого февральского дня ступеньках и смотрит на океан. Его кепка надвинута на глаза, рубашка застегнута до последней пуговицы, на ногах темные джинсы и кроссовки. Мне жарко даже в шортах и белой футболке и я с любопытством рассматриваю его хрупкую, такую непохожую на окружающих тайцев фигурку.

Потом подхожу и окликаю его:

— Отто! (далее…)

Когда я пришел человеком

Сначала меня не было. Были другие формы: облачные, цветочные, животные – и я, возможно, примерял их, потому что очень они знакомы. А потом пришел я в этой форме, маленьким человеческим комочком жизни. Но я не был отличным от всего остального и просто уютно был, пока не проснулся мой ум, и не обозначил границы меня. (далее…)

Это случилось в Катании

Это случилось в Катании, на берегу Ионического моря.

Отсияло, отполыхало июльским жаром солнце и отправилось отдыхать. Но прежде оно заполнило своим светом каждую частицу песка и моря и расцветило облака, которые улеглись спать на вершине Этны.

А я стоял, выкупанный на пустом пляже, наблюдая за этим великолепием, и вдруг меня тоже заполнили эти лучи и подсветили мою лоскутную душу, сотканную из путешествий, стран и городов, шумных пестрых улиц, величественных гор, тропических цветов, холодных ветров, рокота океана и людей, конечно же, всех тех людей, которых довелось мне встретить на пути. (далее…)

Таиланд. Гарри

Окно. Срочно открыть окно. Мне нужен был воздух. Я отдернул тряпичную штору, но за ней оказалась серая в мутных разводах стена. Я подумал, что нужно выйти из комнаты, подняться наверх и поругаться с нагловатой тайкой, что сидела за стойкой у входа в гостиницу, но мысль эта утонула в затхлости воздуха, и я завалился на кровать. Головокружение прошло. (далее…)