Кеди

Я кот. Меня зовут кеди. Как, впрочем, и любого другого кота из Кадикея. Ведь на языке этих черноволосых бородатых любителей чая кеди и значит кот.

Имен удостаиваются лишь подхалимажники, которые обитают в райончике Мода в маленьких кафе. Они изображают из себя добрых духов-покровителей этих заведений, позволяют гладить себя, чухать за ухом, в общем меняют свободу на имя и сытость. (далее…)

Башни Тишины

Солнце завершает дневной обход своих владений и уже опускается, задевая верхушки причудливых скалистых гор. Они меняют цвет, темнея и наливаясь коричневостью.

У меня остается не так уж много времени до заката, нужно поторапливаться, чтобы успеть взобраться на один из этих мрачных и строгих холмов с лестницами, увенчанных круглыми макушками, называемых Башнями Тишины. (далее…)

Клетки

Мы, обезьяны живущие в клетках, прутья которых сплетены из традиций, правил и норм. Прутья эти не видны невооруженным взглядом, но они есть, и весьма ощутимо впиваются в психику обитателей данной клетки. (далее…)

Луо

До чего же удивительно многообразие людей на этой Планете. Цвета кожи, мелодии языков, архитектура мыслей, все разнится, и, вместе с тем, все так похоже. В малайзийском многонациональном котле эта разность вкусов особенно ощутима. (далее…)

Домой

Сегодня я просыпаюсь раньше обычного, что-то около девяти утра, но не вскакиваю с кровати сразу, а тихонько лежу и прислушиваюсь к теплому, ликующему ощущению на душе.

Оно разливается по телу, делая его легким, почти невесомым, готовым к любым перемещениям. За окном новый день наполняет пространство шумом и гамом и заглушает рокот уставшего кондиционера в моей маленькой комнате.

Завтракаю я в индийском ресторнчике за углом. (далее…)

Куала Лумпур

— Ты все правильно понимаешь. — взбудоражено кивает Шэйн и ловко накручивает коричневую, в густом соусе, лапшу на палочки. — Они действительно практически пустые.

Я смотрю на темные, почти без пятен света, небоскребы, плотной стеной обступившие улицу с невысокими зданиями, у одного из которых за столиком сидим мы и ужинаем.

— Их строят китайские инвесторы и продают китайским же покупателям. — продолжает он. — Только настроили их столько и цены взвинтили так, что пустыми остается большая часть. (далее…)

Ослоб. Китовые акулы

Еще не рассвело, но ночь на исходе. Об этом кричат петухи, и мягко шепчет в темноте море. Но в городке Ослоб уже царит необычайное оживление. Носятся, сердито жужжа, джипни и машины, везущие новые и новые порции туристов в месту, где обитают китовые акулы.

Мчусь в одной из таких кибиток и я в компании двух австралийцев фиджийского происхождения. Проснулись мы около четырех утра, в предвкушении чего-то необычного, но не совсем хорошего. (далее…)

Подводный Танец

Иногда мне кажется, что я не пишу рассказы, а рисую картины. Рисую словами, отражая увиденное почувствованное на холсте экрана.

Сегодня я нарисую подводный мир, вот только намажу сгоревшую спину кремом алоэ вера и оживлю в памяти этот беззвучный плавный мир.

С утра я отправился к океану. Там, у пятачка песчаного пляжа уже расположились местные туземцы, дающие на прокат маски, трубки и ласты. Налево — черепахи, направо — сардины, кратко, но емко объяснили дислокацию они. (далее…)

Себу

Над Капитолем, правительственным учреждением Себу, мягко меняет краски небо, перетекая из нежно-розового в вечерне-синий. В воздухе, пробиваясь сквозь копоть вечных пробок, разносится пряный приятный запах какого-то растения, знакомый мне по Таиланду.

Я стою на остановке, и, обтекаемый толпой, ожидаю филиппинку по имени Мия, размышляю об увиденном за эти дни, и впитываю эту теплую шумную реальность. (далее…)

Иринг

По шумной улице несутся мимо Капитолия разноцветные маршрутки-джипни, набитые мокрыми то ли от пота, то ли от начинающегося дождя телами. Над цветастым потоком из джипни, машин и мотоциклов нависают громадины недостроенных зданий, частично одетые в зеленую защитную сетку.

Я сижу на мешке из-под мусора и полудремаю. Мне около месяца от роду. У меня лопухастые большие уши и грязноватая шерстка. Зовут меня Иринг. (далее…)